Исторический
На главнуюНаписать письмоКарта сайта


Яндекс цитирования

АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ

Успенский собор

На плане города, составленном в 1851 г., и совмещающем в себе «регламент» высочайше конфирмованного в 1784 г. плана с реальной планировочной ситуацией середины XIX в., к северу от Торговой площади — на месте существующего в настоящее время Успенского собора — под лит. «а» обозначен «Собор Василия Великого». Слева от него, на углу соседнего квартала, находится здание Уездного училища (лит . «о»), а справа — каменное каре «Торговых лавок» (или «Рядов»).

В сосуществовании примерно на одном месте двух церквей — Васильевской и Успенской, как и в их истории — много не ясного. Но не приходится сомневаться в том, что «Собор Василия Великого» на плане 1851 г. и существующий ныне Успенский собор это одно и тоже здание. Местные краеведы сообщают: «... В глубине квартала, ограниченного современными улицами 25 Октября и Свердлова, К. Маркса и Ленина, располагалась древняя Васильевская церковь (во имя Святителя Василия Великого - Л.П.), давшая название одному из проспектов города (бывш. Васильевская, ныне ул. Свердлова). На месте нынешнего Успенского собора некогда стояла деревянная Успенская церковь. Разобранная по мере обветшания здания, она (примерно к началу XIX в.) была разобрана и заменена небольшой деревянной часовенкой. А в 1811 г. рыльским купцом Фон Филимоновым был построен Успенский собор с самой высокой колокольней в городе, с боевыми часами в верхнем ярусе — краса и гордость города...».

Действительно, на одном из планов города, отражающем ситуацию 1836 г., на северо-восточной стороне Базарной площади, в 4-м квартале — на углу Васильевской и Верхне-Сеймовской ул., показано расположение сразу двух, стоящих рядом церковных зданий: очевидно уже построенной (в 1811 г.) каменной церкви Успения Богородицы и, все еще сохраняемой до этого времени, деревянной часовни. Но, может быть, здесь была показана не часовня, а старая Васильевская церковь. Так или иначе, но, в конечном счете, каменная трехпрестольная Успенская церковь включила в себя, наряду с Иоанно-Предтечиевским приделом, придел Святителя Василия Великого — преемственный от престола старой Васильевской церкви, а потому в 1851 г. могла по праву называться горожанами Собором Василия Великого.

В конце XIX - начале XX вв. в городе по списку значится 12 церквей: 7 каменных и 5 деревянных, среди которых и каменная трехпрестольная Успенская Соборная церковь, с принадлежащими к ней городской церковно-приходской школой и двумя школами грамоты в близлежащих деревнях.

История создания памятника и его ансамбля

Успенская церковь г. Рыльска первоначально возникла как рядовая приходская церковь, и статус городского собора обрела не сразу. Инициатива строительства новой каменной церкви Успения принадлежала рыльскому купцу Ивану Федотовичу Филимонову. Предприимчивый и богатый человек, он был незаурядной личностью и оставил яркий след в истории города и формировании его архитектурного облика. Свои немалые капиталы И. Ф. Филимонов нажил на импортной торговли косами, привозимыми им из Австрии. Австрийским правительством Ивану Федотовичу было пожаловано личное дворянство, что и дало соответствующую прибавку к его фамилии: известные нам исторические документы называют его «Фон Фолимоновым».

Документы показывают, что широкий размах предпринятой И Ф. фон Фолимоновым строительной деятельности не был простой случайностью. Он диктовался не только богатством купца 1-ой Гильдии, но его и вполне осознанным стремлением внести свой вклад в формирование нового облика родного города и претворение в жизнь Высочайше конфирмованного плана. С этой целью, в 1797 г. Иван Федотович приобрел у города «...усадебное место на пространстве 62 1/2 саж. по ул. Верхне-Сеймской, 38-ми по ул. Васильевской, и 19 1/2 — по ул. Архангельской», которое тогда же и пожертвовал под постройку «великолепного трехпрестольного храма». Планы на эту землю он отдал вместе со своим завещанием местному священнику, и в конце XIX века они хранились в церковном архиве Успенского собора. Текст завещания И. Ф. Филимонова не сохранился, но документами фиксируется устное свидетельство современников, по которому, купец Филимонов — определяя место для нового здания церкви — прилегающую к храму территорию сознательно оставлял под площадь: «...чтобы церковь не могла быть застроена и чтобы имела на все стороны открытый вид; а совместимое со оным место, примыкающее к Сеймской улице, оставлено было к расширению площади, так как в городе крайне стеснительна площадь, которая должна значиться на Высочайше Конфирмованном плане...»

Документы, относящиеся ко времени возведения здания не сохранились. Общеизвестная дата постройки церкви — 1811 г., извлечена из «Клировых ведомостей» и является датой освящения престолов, или, быть может, лишь одного из них. Вместе с тем, остается неизвестной дата закладки храма. Зато имеются сведения о том, что в архиве Успенского собора в конце XIX века, наряду с прочими документами и книгами, хранились: «Метрические книги Успенской церкви» за период с 1770 по 1810 гг., и, «Приходно-расходные книги Успенской церкви» за период с 1809 по 1840 гг. Отсюда вывод: предшествующая существующему каменному зданию деревянная церковь Успения, действительно, существовала приблизительно с конца 1770-х до 1809/10 гг., пока ни была заложена новая каменная трехпрестольная церковь с главным престолом во имя Успения Пресвятой Богородицы. Один из придельных престолов — во имя Святителя Василия Великого — сохранял преемственность от старой деревянной, разобранной к этому времени Васильевской церкви г Рыльска Наконец, третий престол храма — Святого Иоанна Предтечи, носил имя святого покровителя храмоздателя, купца Ивана Федотовича фон Филимонова.

Завещание И Ф. Фон Филимонова, сделанное в пользу построенной им церкви, в дальнейшем сыграло роль, своего рода, «охранной грамоты» этого архитектурного памятника. Так, уже: в 1822 г. одна из горожанок попыталась приобрести часть церковной земли, прилегающей к Торговой площади, чтобы построить на этом месте торговые лавки. Но это вызвало протест прихожан и, после разбора дела в Курском Губернском Правлении, дворянке А. С. Тулинской в ее просьбе было отказано. Уступая просьбе прихожан, ссылавшихся на «Завещание» И. Ф. Фон Филимонова, Курское Губернское Правление, приказом от 17 марта 1822 года за № 104-м, постановило следующее: в виду того, что «место, назначенное к отводу Тулинской, отведено было ранее Фон-Фолимонову, и им, за выстройкою церкви, оставлено площадью», то, в дальнейшем, это «уступленное для церкви место, равно и прилегающей к нему расширенной в небольшом пространстве по местному положению в натуре площади, никому для застроения не давать, ибо если оные кем-либо будут встроены, та трехпрестольная их церковь за тем уже не будет иметь лошади, и будет вовсе строением закрыта, стеснена, и обезображена...».

Этим постановлением в городе руководствовались вплоть до XX века. 27 июля 1836 г. из Курского Губернского Правления последовал Указ в Рыльскую Строительную Комиссию за № 1822-м «Об отводе означенного усадебного места в пользу Успенской церкви, и сделании на оном каменной ограды». Но сооружение ограды затянулось на целое десятилетие.

Общие габариты, масштаб и архитектурные достоинства Успенской церкви, построенной купцом Фон-Филимоновым, а также и ее расположение в ансамбле города, вполне соответствовали той новой роли того здания, которая была предназначена Успенской церкви в исторической перспективе — стать Соборной церковью города. Как говорилось выше, первым собором Рыльска была Никольская церковь на Горе Иоанна Рыльского. В 1822 г. она погорела, и, в дальнейшем, на протяжении почти и двух десятилетий ее пытались заменить новым каменным зданием. Пытались определить для городского собора и новое место. Так, по одному из проектов, каменный новый Городской Собор предлагали поставить на Торговой площади к югу от старых Торговых лавок — т.е. на противоположной стороне «рядов», симметрично уже существовавшей тогда Успенской церкви. Но и этот проект отвергли.

Тем временем , функции Городского собора, хотя и временно, но уже перешли к Успенской церкви. Наконец, Указом Св. Синода от 30 июли 1840 года бывшая приходская Успенская церковь была обращена в Соборную.

Новый статус церкви потребовал и нового антуража. 9 июня 1847 г последовал очередной Указ Курской Строительной Комиссии в Рыльскую таковую же: «О возвращении во оную Плана и Фасада", утвержденных 17 июни 1847 г., «я постройку каменной одноэтажной караулки и каминной ограды кругом церковной усадьбы..,». Так, с середины XIX в. в ансамбль Успенского собора, помимо колокольни и храма, вошла и его ограда.

Выполненная по утвержденному в 1847 г. проекту, она представляла собою образец архитектуры «малых форм» эпохи позднего классицизма. Ограда проходила по периметру всего церковного участка по улицам Архангельской, Верхне-Сеймовскои и Васильвской. Состояла из, поставленных на непрерывном каменном ленточном цоколе, кирпичных столбов и металлических решеток. Северные ворота ограды находились против основания колокольни и выходили на Васильевскую улицу. Они состояли из каменной проездной арки, фланкированной «плоскими» прямоугольными пилонами с двумя калитками. В «замковой» части арки находился «киотец» с иконой. Еще одни, южные ворота были обращены к торговой площади — они показаны на плане части города 1869 года. В юго-восточном углу ограды была поставлена круглая в плане часовня, а рядом с ней — церковная сторожка и свечная лавка с входом на Верхне-Сеймскую улицу.

Строительство соборной ограды и сторожки производилось при содействии Рыльской Городской Думы. Но и купцы Филимоновы не оставляли своим вниманием церковь, воздвигнутую их знаменитым родственником. Так, староста собора — почетный гражданин Иван Герасимович Филимонов тогда же «употребил 140 рублей на устройство каменной мостовой на церковной территории и вблизи ее».

Соседство храма с главной торговой площадью города с неизбежностью порождало периодические просьбы о строительстве вблизи нею торговых сооружений — т.е. лавок. Так было в 1849, 1866 и в 1880-х годах. Но каждый раз подобные просьбы отклонялись на том основании, которое уже было рассмотрено нами выше.

Новый статус храма требовал постоянных забот о состоянии его здания. В конце 80-х гг. XIX века староста Успенского собора в одном из важных документов отмечал, что здание их церкви «постоянно ремонтируется». Между тем никаких подробных сведений об этих ремонтах не сохранилось: ни в предшествующий 80-м гг. период, ни после этого — вплоть до советского времени. Нет, в частности, упоминаний о ремонтах и в «Клировых ведомостях», сохранившихся в архивах только за 1877 и 1915-1917 гг..

Успенский собор на ряду с другими храмами Рыльска оставался открытым до 1936 г., Затем был закрыт, разорен и использовался в хозяйственных целях военными учереждениями приходя постепенно в запустение.и подвергаясь медленным разрушениям.

Описание памятниика

Собор расположен с. центральной части г, Рыльска на пересечении лвух взаимоперпендикулярных улиц ул. К, Маркса и ул. Сверлдова (бывш Васильевской и Верхне-Сеймовской), приналлежа к ансамблю одной из главных площадей города. Монументальная и прелставительная объемно-пространственная композиция памятника включает в себя: трехпрестольный Соборный храм во имя Успемия Божией Матери и грандиозную (ок.60 м) четырехярусную колокольню, плотно примкнувшую к нему с западной стороны. Значительная высота колокольни и выразительный силуэт ее завершения обеспечивает зданию важную роль в обшей панораме города и системе визуальных взаимосвязей с другими памятниками городского ансамбля —• такими как древнейшие постройки Николаевского монастыря, и проч..

Храм — монументальное центрическое здание, выполненное в архитектурных традициях зрелого классииизма. По типу конструктивного устройства это четырехстолпный крестово-купольный храм, увенчанный пягиглавием, внешне имеющий вид четверика со скругленными углами и четырьмя представительными портиками в центре каждого из фасадов

План здания — равноконечный («греческий») крест, ветви которого образованы выступами четырех ризалитов, ориентированных по странам света. Он примерно симметричен по обеим взаимноперпендикулярным осям, хотя и несколько больше вытянут по продольной оси восток-запад. Обшие габариты храма 25,5 х 28,0 м. Четырехколонные портики, стоящие на высоких подиумах ризалитов (12,5 х 2,0 м), образованы гладкими стволами колонн с ионическими капителями. С западной и восточной сторон здания портики декоративные: из вплотную приставленных к стенам ризалитов трех-четвертных колонн. С северной и южной сторон полные круглые колонны (d = ок. 1,2 м) отстают от стены и образуют крытые паперти перед боковыми входами в храм, к которым поднимаются ступени каменных лестниц. Колонны портиков поддерживают широкий трехмастный антаблемент, продолжающийся непрерывной лентой по верху стен четверика. Портики увенчаны треугольными фронтонами, образованными скатами кровли над основными ветвями креста. Над скругленными углами здания были водружены — поставленные непосредственно на стены — полусферические декоративные купола без барабанов, игравшие в общей композиции роль постамента для четырех малых главок, покоящихся на невысоких постаментах. Центральная глава храма поднята на высоком световом барабане, прорезанном 12-ю высокими арочными окнами. Полусферический купол барабана поддерживает декоративный цилиндрический «фонарь» с четырьмя арочными «ложными» окошками, служивший основанием для сложного — с канелированной «подставкой» и «юбкой» — постамента венчающей главки. Возможно, что первоначально фонарик этот был световым. Все пять венчающих главок храма были невелики по размеру, имели примерно одинаковую округлую форму и были увенчаны простыми золочеными крестами.

Здание сложено целиком из кирпича, на кирпичном же фундаменте. В декоре венчающих карнизов ограниченно использован белый камень. Плоскости фасадов здания гладко оштукатурены, а скругленные углы объемов храма и колокольни разделаны горизонтальным рустом. Уровни расположения окон отмечены непрерывными тягами горизонтальных карнизов. Окна на фасадах помещены в два света. Нижние окна высокие, прямоугольные; окна «второго света» в портиках — квадратные, а на скругленных углах здания они, при большей ширине, имеют арочные завершения. Входные порталы храма прямоугольные, равные по высоте окнам нижнего света. Фасады центрального светового барабана декорированы вертикальными плоскими лопатками, помешенными в межоконных простенках, которым, по-видимому, первоначально был придан вид пилястр с ионическими капителями. Подобный же мотив, восходящий к элементам первоначального декоративного убранства памятника, был воссоздан при поздней реконструкции здания, когда наличники окон на фасадах получили новое пластическое оформление в традициях «псевдо-барокко».

Во всех окнах храма имеются старые кованые металлические решетки. Три входа в храм также закрывались коваными

металлическими глухими дверями. В настоящее время они поставлены с внутренней стороны, тогда как снаружи сохраняются остатки вторых, очевидно более поздних дверей — деревянных, с остеклением в их верхней половине. Металлические ограждения имели, кажется, и боковые паперти.

Оштукатуренные фасады храма были окрашены в два цвета — желто-охристый и белый; в тимпанах фронтонов и в нишах верхнего малого барабана были помещены фигурные живописные изображения на евангельские сюжеты. Кровли красились зеленой масляной краской, а все пять главок были вызолочены.

В интерьере храма четыре массивные опоры, со сложной конфигурацией треугольного очертания их плана, делят пространство четверика на девять взаимосвязанных ячеек. В центральной ячейке четыре подпружные арки и сферические паруса несут огромный, диаметром около 10-ти м., световой барабан, перекрытый сферическим куполом. Во всех остальных ячейках своды глухие, в «рукавах креста» — цилиндрические, с распалубками от арочных проемов, соединяющих их с угловыми ячейками храма. Специфическое расположение окон определяет сложный, дифференцированный характер освещения интерьера: насыщенное светом подкупольное пространство храма и хорошо освещенная центральная часть алтаря контрастируют со слабоосвещенными пространствами боковых и западного нефов.

Для устройства алтаря предназначались вся восточная часть четверика: восточный «рукав» главного крестообразного пространства и прилегающие к нему угловые ячейки. Все эти помещения хорошо освещены окнами, расположенными в два света. Пол в алтарях был повышен на 2-3 ступени для устройства солеи, клиросов и амвона. Храм был трехперестольным. Главный престол во имя Успения Божией Матери размещался в восточном рукаве, престол Василия Великого — в юго-восточной угловой ячейке храма, а престол Иоанна Предтечи — в симметричной ей, северо-восточной угловой ячейке. Иконостасы алтарей прилегали к восточной паре центральных подкупольных опор.

В западном рукаве главного «креста» были устроены хоры, открытые во внутреннее пространство центрального нефа. Первоначально их перекрытие покоилось на деревянных конструкциях, замененных при последующих поздних ремонтах на каменные своды. — Закладка окон в переходе, связывающем храм с колокольней, связана с этими позднейшими переделками. Вход на хоры по внутристенной лестнице располагался в юго-западном углу здания.

Интерьер имел изначально очень богатое декоративное убранство, выполненное в традициях классицизма. Здесь присутствовали пластически развитые элементы архитектурного декора. Так, пяты больших подпружных арок поддерживались круглыми колоннами с коринфскими капителями, приставленными к боковым сторонам центральных подкупольных опор. Поверхность этих арок снизу была декорирована кессонами с лепными розетками, мотив которых повторялся в богатом трехчастном антаблементе, помещенном в основании большого светового барабана, с его иероглифным фризом и лепным, сильно вынесенном карнизом. В гармоничном сочетании с элементами пластического декора находилась стенная живопись в технике гризайли, поддерживавшая общую тему архитектурного убранства храма. Подобная декоративная система характерна для эстетики классицизма и относится ко времени сооружения храма в начале XIX в.. Помимо этого в оформлении интерьера присутствуют элементы и детали убранства более поздних строительных периодов. К ним, в частности, относятся штукатурные тяги карнизов, огибающие архивольты больших подпружных арок, а также арки окон большого светового барабана. Возможно более поздними являются и сохранившиеся фрагменты фигурной живописи стен: изображения Апостолов в межоконных простенках барабана, Евангелистов — в парусах, а также, выполненные темперой многофигурные композиции на Евангельские сюжеты на столбах и стенах храма.

Надо полагать, что несохранившиеся теперь иконостасы храма также были выполнены в художественных традициях позднего классицизма («ампира»).

Вероятно уже с середины XIX в. храм был теплым: не позднее 1870-х гг. в нем была устроена «духовая» система отопления с, так называемыми, «амосовскими» печами, расположенными в подвалах здания. Каналы воздуховодов проходили внутри стен и под полом храма. Мощная труба перед северным фасадом здания, запечатленная на фотографиях храма начала XX в., относится к этой системе отопления. Не исключено, о на рубеже XIX-XX вв. система отопления реконструировалась. В значительной степени именно с этими работами связана полная утрата зданием его первоначальных полов.

Грандиозная четырехъярусная колокольня собора примыкает к храму с западной стороны. Квадратная в плане (8,5 х 8,5 м), она была строена одновременно со зданием храма и соединяется с ним небольшим переходом, образованным скругленными стенами. В архитектуре колокольни, решенной как и храм в традициях классицизма, ощутимо влияние более ранних приемов эпохи барокко. Три нижних яруса колокольни близки между собой по их композиционному решению, но демонстрируют постепенное ступенчатое уменьшение их объемов от низа к верху. Основной мотив убранства фасадов этих ярусов — компактной шестиколонный портик, увенчанный треугольным фронтоном. В подчеркнуто широком центральном интерколумнии портиков — активно раздвигающим колонны и. как бы «пучками», смещающим их к углам — устроены арочные проемы. В нижнем ярусе это арки входов, а во втором и в третьем — арки звонов. Нижний ярус колокольни в своих пропорциях и характере декора фасадов согласован с фасадами храма: горизонтальные тяги карнизов непосредственно перетекают с фасадов храма на нижний ярус колокольни, окна нижнего и верхнего света в переходе имеют аналогичное храму устройство. Аналогичны и капители колонн, имеющих однако меньший диаметр (ок. 0,80 м.) и более стройные пропорции.

Каждый из ярусов колокольни имеет самостоятельный цоколь, а кроме того, между первым и вторым ярусами устроен дополнительный — «аттиковый» этаж, или ярус, прорезанный полукруглым окном. Такое же окно помещено и в тимпане фронтона второго яруса колокольни. Четвертый ярус колокольни — кубическая «часовая башня», увенчанная лучковыми фронтонами и необычайно высоким шпилем. Круглые отверстия на фасадах этой «башни» изначально предполагались для циферблата часов Но на колокольне Успенского собора часы были установлены лишь в начале XX в., для чего отверстие было увеличено — так, что немного пострадали стволы двух центральных колонн, украшающих фасады часовой башни.

Предполагается, что шпиль, венчающий колокольню Успенского собора, не первоначальный, и, что он заменил собою — на рубеже XIX-XX вв другое, более традиционное и скромное завершение колокольни, аналогичное тому, какое до сих пор сохраняется на колокольне Покровской церкви г. Рыльска.

Вход на яруса колокольни вел через хоры храма и, далее, по внутристенной лестнице северной стены, соединяющей храм с колокольней. Внутреннее крестообразное, перекрытое сводами пространство нижнего яруса колокольни являлось, одновременно, и западной папертью собора, и главным входом в храм. Первоначально оно было открытым, но, в дальнейшем, арки входа с внешней стороны были закрыты двустворчатыми дверями с остекленными полукруглыми люнетами. Такие же двери вели из-под, превращенного во входной тамбур, нижнего яруса колокольни в помещение самого храма.

Натурные исследования Успенского собора в Рыльске подтвердили существенные утраты декора в интерьере и экстерьере здания, а также и другие изменения его первоначального облика. Чтобы представить тот облик памятника, который он имел в начале XIX в., следует дать его научную атрибуцию и определить круг аналогов, близких к рассматриваемому зданию по времени сооружения, общему типу композиции и художественному стилю.

К вопросу об атрибуции памятника.

Давно известно, что Успенская церковь в Рыльске была построена инициативой местного купца Ивана Федотовича Фон-Филимонова и освящена в 1811 году. Нами дополнительно установлено, что земля под оную каменную церковь была приобретена в 1797 г., а строительство велось не менее 2х лет, начиная приблизительно с 1809 года. Отсюда предоставляется возможность уточнить дату создания проекта храма, укладывающуюся в промежуток времени между 1797 и 1809 гг..

Имя автора проекта — как и мастеров, возводивших постройку в Рыльске и курировавших строительство, — не удается установить по Достоверным историческим документам. Ранее мы предположили, что проект для сооружения соборного храма в уездном городе должны были прислать из Петербурга. Однако тогда нами не было учтено, что И. Ф. Фон-Филимоновым строился не Собор, а приходская церковь — одна из рядовых в городе; и значит, как заказчик, он был более-менее свободен в выборе исполнителя своего замысла. Дальнейшие исследования показали, что архитектура данной постройки имеет связь не столько с петербургской, сколько с московской школой зодчества рубежа XVIII-XIX вв.. В равной степени это касается и общего плана здания, и отдельных деталей его объемного решения. Но архитектурные особенности Успенского храма, с одной стороны, и его колокольни — с другой, с точки зрения их автора и их генезиса нам придется рассматривать отдельно.

1. Как оказалось, тип «центрического» храма — симметричного по обеим взаимно перпендикулярным осям и имеющего вид четверика со скругленными углами и четырьмя одинаковыми портиками в центре каждого из фасадов — не новость в кругу памятников московского зодчества. Подобная компактная композиция, не осложненная пристройкой трапезной, с середины XVIII в. часто встречается в усадебных церквях Подмосковья, причем известна в ее «барочном», и в ее «классицистическом» вариантах. В качестве примеров назовем: Знаменскую ц. в усадьбе Денисьево А. Г. Разумовского (1769 г.), Спасскую ц. того же времени в имении И. И. Воронцова в с. Вороново (архит. К. Бланк), ц. Благовещения в ус. Поливаново К. Г. Разумовского (1777-1779), ц. Рождества Богородицы в Талеже В. Г. Орлова (1795-1796), Архангельскую ц. в Одинцово (Архангельское) М. П. Нарышкина (1800 г.), и др.. Известен этот тип храма и в других губерниях. Нельзя не признать, что подобный тип здания удобен не только для усадебных церквей, но и для соборных храмов — монастырских или городских одинаково. Правда, если для усадебных церквей более характерно одноглавое завершение четверика, то соборные храмы того же типа повсеместно увенчаны каноническим «освященным» пятиглавием. Таков, к примеру, Никольский собор на Торговой площади в г. Епифани (бывш. Тульская губ.). Близкий по композиции и деталям к Успенскому собору в Рыльске, он был заложен почти одновременно с ним (в 1810 г.), но лишь к 1850-м гг. завершен строительством.

Популярность этого архитектурного типа на рубеже веков была настолько широка, что можно говорить о существовании «типового проекта», который многократно варьировался разными архитекторами в зависимости от времени и места. Подобный проект, вероятно, был «дан» и купцу Филимонову для строительства им Успенской церкви в Рыльске. Но точные обстоятельства сделанного им «заказа» нам не известны: возможно он приобрел уже готовый «типовой» проект, или, быть может, сам сделал заказ на церковь одному из современных зодчих.

2. Автор проекта колокольни нам также не известен. Но не приходится сомневаться, что и в данном случае мы также имеем дело с одним из «типовых проектов».

Действительно: точно такая же колокольня была построена при одной из церквей на Волге (колокольня Входо-Иерусалимского собора в г. Юрьевец, Ивановской области). Знаток русской архитектуры, искусствовед М. Г. Рогозина (научн. сотр. ГНИМА им. А. В. Щусева), указавшая нам этот аналог, со своей стороны сделала интересное наблюдение. Она полагает, что подобным ярусным колокольням отдавали предпочтение в городах и селах, стоящих по берегам больших судоходных рек. То есть данное высотное сооружение — с его часами, колоколами и шпилем — это и колокольня, и маяк, и пожарная вышка — одновременно.

Так или не так, но мы знаем, что один и тот же проект — и храма и его колокольни — был в Рыльске использован дважды. — В 1822 г. в городе была построена Покровская церковь, полностью повторившая композицию и все архитектурные формы Успенской церкви, построенной десятью годами раньше. Случайно или нет, но в том же 1822 г. в Москве скончался архитектор Е. С. Назаров. — Не исключено, что «повторное» использование проекта в одном и том же городе, но с разницею в несколько лет, имеет, быть может, какую-то связь с этой смертью. Впрочем, это всего лишь наша гипотеза.

Весь комплекс грандиозного и одновременно изящного сооружения Успенского собора стал одним из лучших и красивейших в городе.

В южной стороне церковного двора находилась сторожка и большой амбар, а недалеко от главного входа на ул. Васильевской — церковно-приходская школа. Вся территория была ограждена кирпичной оградой с прозорами, а со стороны фасада - металлической решеткой с затейливыми узорами, выполненной рыльскими кузнецами.

Дорога перед храмом на улицах Васильевской и Верхне-Сеймской и небольшая часть двора были вымощены камнем, добытым в местном Дуровском карьере, а дорожка и тротуары выполнены из красного кирпича, уложенного на ребро в "ёлочку".

С южной стороны храма до Общественного дома (угол Архангельской и Верхне-Сеймской улиц) простиралась обширная, поросшая луговой травой, площадь. В конце XIX века новая Соборная площадь займет место в северной стороне, с фасадной стороны храма. Эта главная площадь города будет существовать вплоть до 1960 года.

Собор долгое время был школой духовного познания и правил ведения службы для духовного училища, переведенного в Рыльск из Свято-Николаевского монастыря в 1876 году, и для семинарии, открывшейся в Рыльске в 1906 году. В этом же году город Рыльск был удостоен большой чести: в нем открылась кафедра второго Викария Курской епархии. Первым Епископом Рыльским стал Просвященный Иоасаф. Резиденция его находилась в Рыльском Николаевском монастыре, а Успенский собор стал кафедральным.

Собор больше, чем другие церкви в городе, посещала молодежь — учащиеся учебных заведений. Напротив собора, за площадью, находилась женская гимназия; в сорока метрах от храма, на углу улиц Верхне-Сеймской и Васильевской — торгово-промышленное училище; в ста метрах западнее храма, на пересечении улиц Васильевской и Преображенской, - духовное училище и семинария. Хотя при духовном учебном заведении имелась своя домовая церковь Кирилла и Мефодия, расположенная на 3-м этаже корпуса, в праздничные дни семинаристы посещали собор.

Соборная площадь была центром всех мероприятий, проводимых в городе. Здесь объявлялись царские указы, губернские и уездные распоряжения, отмечались разные события и праздники, устраивались военные парады, совершались молебны.

С этой площади не один раз, начиная с 1812 года, приходилось рылянам, отслужив молебен, отправлять Рыльский полк на войну.

Материал любезно предоставлен работниками Рыльского краеведческого музея.

На данный момент по восстановлению Успенского собора ведутся работы. На время разногласий с Рыльским авиационно-техническим колледжем по поводу принадлежности территорий работы были замедлены. Сейчас реставрация идет ударными темпами и можно наблюдать быстрое изменение облика храма.

Ко всем памятникам